Эсклюзивное интервью с гравером по металлу Амаяком Степаняном

Сегодня мы поговорим с гравером по металлу Амаяком Степаняном, мастером огромного таланта и удивительной судьбы. Амаяк Степанян родился в 1949 году в Ереване, а в 1954 году его семья переехала в Сочи. Он начал свою карьеру в 17 лет как ученик часовщика. Впоследствии он самостоятельно освоил искусство гравировки по металлу и почти 20 лет проработал гравером на московском заводе ЭТПК «Русский Сувенир». В 2000 году Амаяк Степанян эмигрировал в США и в настоящее время является одним из наиболее известных американских ножевых граверов. С 2017 года входит в «Гильдию Американских Граверов Оружия» (Firearm Engravers Guild of America — FEGA). Мастер сотрудничает со многими знаменитыми американскими ножеделами, включая легендарного Оуэна Вуда, а в последние годы он изготавливает и собственные авторские ножи.

Амаяк Степанян регулярно принимает участие в знаменитой ежегодной ножевой выставке-ярмарке Blade Show в Атланте (США), а также в закрытой американской выставке для коллекционеров ножей Art Knife Invitational, проходящей раз в два года. В следующем году эта выставка пройдет в Лас-Вегасе, штат Невада. На Art Knife Invitational свои работы представляют 25 знаменитых ножеделов из разных стран мира, а Амаяк Степанян присутствует на ней не как один из основных участников, а как гравер, выполняющий гравировку по металлу на некоторых из представленных ножей. Наряду с российским гравером и ножеделом Сергеем Данилиным из Тулы, Амаяк является одним из очень немногих ножевых граверов, которые владеют искусством рельефной (обронной) гравировки по металлу. В отличие от классической (двухмерной) гравировки по металлу, эта техника служит для создания рельефных (трехмерных) изображений. Мастер живет и работает в городе Арвада, штат Колорадо.

 

Амаяк Степанян на ежегодной выставке «Gun Engravers Show» в <nobr />Лас-Вегасе</nobr> — январь 2018 года. Фото сделано известным американским гравером по металлу — Сэмом Альфано.
Амаяк Степанян на ежегодной выставке Gun Engravers Show в Лас-Вегасе, январь 2018 года. Фото сделано известным американским гравером по металлу Сэмом Альфано.

 

Здравствуйте, мистер Степанян, спасибо что согласились дать интервью для наших читателей!

Вы научились технике гравировки по металлу самостоятельно, по книге немецкого автора Эрхарда Бреполя. Насколько мы понимаем, речь идет о его классической книге «Теория и практика ювелирного дела», которая неоднократно издавалась в СССР в переводе на русский язык. Гравировке по металлу в этой книге посвящена 14-я глава, которая так и называется «Гравирование». В тот момент вы жили в Сочи и умели работать с мелкими деталями как профессиональный часовщик. В наши дни по теме гравировки доступно много информации в интернете, включая обучающие видео. Существуют курсы для начинающих граверов по металлу, а специальное оборудование для создания гравировки можно заказать через интернет-магазины. Насколько я понимаю, в вашем случае тогда имел место некоторый дефицит информации о гравировке, раз вы смогли достать только одну книгу на эту тему? Кроме того, вы пишете о том, что даже резцы для гравировки тогда изготовили сами, а не использовали готовые инструменты. Насколько вам было сложно научиться гравировке по металлу самостоятельно?

К тому времени, когда я решил научиться гравированию, у меня уже была дома книга Эрхарда Бреполя «Теория и практика ювелирного дела». В ней было всего лишь пять страниц, посвященных гравировке, но этого мне было вполне достаточно для того чтобы освоить гравирование по глянцу за короткий срок. Я думаю, что врожденное чувство металла, которое очень важно при гравировании, оказало мне большую услугу. Отсутствие штихелей в продаже (в то время я уже жил в Краснодаре), не остановило меня, а наоборот заставило научится изготавливать их самостоятельно. Также, когда я решил освоить рельефное гравирование, я изготовил пуансоны, чеканы и сечки, и, пользуясь ими, выучился этому тоже. Искренне могу сказать, что мне было легко самостоятельно выучится гравированию. Вполне возможно, что одиннадцатилетний опыт работы часовым мастером тоже внес свою лепту в освоение граверного дела. Мне было тогда 29 лет.

 

Обложка книги «Теория и практика ювелирного дела» (слева) и иллюстрация из нее, посвященная гравировке по металлу.
Обложка книги «Теория и практика ювелирного дела» (слева) и иллюстрация из нее, посвященная гравировке по металлу

 

Впоследствии вы переехали в Москву и работали гравером по металлу в «Русской сувенирной компании». Вы создавали посредством гравировки по металлу сложные металлические штампы, которые впоследствии использовались для серийного производства сувениров. Эта работа напоминает об истории зарождения классической техники гравировки по металлу. Она появилась в период итальянского Возрождения, когда возникла практическая необходимость в создании металлических штампов для печати рисунков в книгах. Это была сложная и нужная работа, но ее тяжело назвать искусством, так как граверы эпохи Возрождения изначально создавали штампы, предназначенные для создания чужих рисунков. Впоследствии гравировка по металлу стала отдельным видом декоративно-прикладного искусства, которое использовалось для декорирования холодного и огнестрельного оружия, а также ювелирных украшений и предметов быта. Работая в «Русской сувенирной компании», вы создавали штампы для печати ваших собственных изображений или, подобно итальянским граверам прошлого, вы создавали штампы для печати чужих изображений?

После переезда в Москву, в 1979 году, проработав год часовым мастером, я был принят на должность гравера в ЭТПК «Русский Сувенир». Работая на экспериментальном творческо-производственном комбинате «Русский Сувенир», я гравировал мастер-пуансоны, так называемые «переводники». После их термической обработки (закалки и отпуска) ими на мощных прессах переводили матрицы. После этого я дорабатывал матрицы, и они проходили термическую обработку. Этими матрицами на специальных станках штамповали знаки, медали, плакеты определенным тиражом. На этом комбинате работало семь граверов, включая меня. Заказы поступали со всего Советского Союза и даже из-за рубежа. Мы гравировали по эскизам художников, посвященных различным событиям в сфере спорта, космонавтики, армии и флота, а также знаменательным датам и известным личностям. В основном это были сложные рельефные работы. Несмотря на то, что мы выполняли работу по эскизам, я считаю, что она была творческой. Проработав в «Русском Сувенире» почти двадцать лет, я получил огромный опыт и у меня остались очень теплые воспоминания о том времени.

 

Значки, изготовленные ЭТПК «Русский Сувенир», с помощью <nobr />мастер-пуансонов</nobr>, изготовленных Амаяком Степаняном. Мастер взял эти значки с собой в свою первую поездку в США, в 1996 году
Значки, изготовленные ЭТПК «Русский Сувенир», с помощью мастер-пуансонов, изготовленных Амаяком Степаняном. Мастер взял эти значки с собой в свою первую поездку в США в 1996 году

 

Может быть этот вопрос прозвучит не совсем корректно, но мы все равно хотим его задать, так как это решение стало одним из главных поворотных моментов в вашей жизни и творческой карьере. В 1996 году вы впервые посетили США, приехав в гости к своим русским друзьям, живущим недалеко от города Боулдер (штат Колорадо). Во время этой поездки вы смогли встретится с американским гравером и ювелиром Лью Ваклером, живущем в Боулдере. Ваша гравировка понравились ему, и он помог вам получить поддержку от нескольких других американских мастеров и организаций, которым Лью рассказал о вашей работе. В 2000 году вы с женой эмигрировали в США, а в 2008 году получили гражданство США. Что побудило вас принять решение об эмиграции? В конце XX века экономическая обстановка в России была сложной. Возможно вы видели, что в США у вас будет гораздо больше перспектив для того чтобы заниматься гравировкой по металлу как искусством?

Ваш вопрос абсолютно корректен — спасибо что вы его задали. Поездка в США в октябре 1996 года была для меня необыкновенным событием. И она действительно стала одним из самых главных поворотных событий в моей жизни. Если бы я не встретил Лью Ваклера в Боулдере, у нас сейчас не было бы этого интервью. Эта встреча была равносильна иголке, найденной в стоге сена. Приехав в Боулдер, я зашел в один из ювелирных салонов. Его хозяин, услышав мой акцент, спросил откуда я и чем занимаюсь. Увидев образцы моих работ, Дэйв Баршет, так его звали, молча поднял телефонную трубку, сделал звонок и сказал: «Лью, у меня здесь человек, с которым тебе необходимо встретится». Оказалось, что Лью Ваклер возглавлял команду ювелиров, работавших над уникальным проектом в стиле Фаберже — Four Seasons Clock. Их-то я и увидел в цокольном этаже, попав в дом Лью. Там располагалась обширная мастерская с разнообразными станками для гильоширования * и обработки камня, а также ювелирное оборудование. При той встрече с Лью Ваклером и Билом Бринкером я увидел многообещающие перспективы для моей профессиональной деятельности в этой стране, что и послужило главной причиной моего решения эмигрировать в США. Благодаря неоценимой помощи Лью и Билла, а также профессора Колорадского университета в Боулдере Джона Ронера, я был удостоен Грин-карты в 1999 году, когда находился в Москве. За все 20 лет проживания в США ни я, ни моя супруга Светлана, которая работает в библиотеке Колорадского университета в Боудлере, не пожалели об этом решении. Нам очень повезло что нас окружают добрые и отзывчивые друзья.

* Примечание редакции: гильоширование — гравировка на поверхности металла сетки волнистых, переплетающихся друг с другом линий.

 

Лью Ваклер за работой (слева) и одна из его работ (справа), выполненная в технике резьбы по камню из «аметрина» (двухцветного аметиста)
Лью Ваклер за работой (слева) и одна из его работ (справа), выполненная в технике резьбы по камню из «аметрина» (двухцветного аметиста)

 

Вы создавали гравировку по металлу на изделиях работы многих известных американских мастеров, включая ювелира Билла Бринкера, скульптора и ювелира Барона Андреаса фон Задора, а также ножеделов Оуэна Вуда и покойного ныне Дика Ходжсона. Как у вас складывались отношения с этими знаменитостями? Есть довольно распространенное мнение о том, что сотрудничество в искусстве — это всегда сложная история, так как речь идет о совместной работе двух профессионалов, каждый из которых имеет свое художественное видение, и разница их авторских позиций иногда приводит к творческим конфликтам между ними.

С самого начала у меня сложились прекрасные взаимоотношения с Лью Ваклером и Биллом Бринкером. Они приняли меня в свою команду как равного. С Андреасом Задора я не общался лично — он был нашим боссом и находился в Нью-Йорке. В 2002 году компания Андреаса Задора прекратила существование. Тогда же Лью Ваклер предложил мне встретится с Диком Ходжсоном — знаменитым ножевым мастером. При встрече, он попросил меня выгравировать лично для него нож, который он сделает специально для этого. Недели через три я уже держал в руках прекрасно сделанный им небольшой складной нож стоимостью более 2000 долларов. Дик доверил мне самому решить, что выгравировать на его ноже. Вспомнив виноградную беседку у нашего дома в Сочи, я решил выгравировать виноградную лозу с улитками на ней. Когда я сообщил Дику, что его нож готов, но я не могу его доставить, так как моя машина неисправна, он сам приехал ко мне. Мне было очень приятно услышать, что моя работа ему понравилась. После этого он помог отвезти мою машину в ремонт, отвез меня к себе домой и одолжил свой Лендровер, сказав, что я могу им пользоваться, пока моя машина находится в ремонте. Светлая память осталась у меня об этом, с виду угрюмом, но имеющем очень доброе сердце человеке. Встреча с Диком Ходжсоном в итоге привела меня к сотрудничеству с Оуэном Вудом. Наши взгляды на искусство совпали, мы плодотворно сотрудничаем с 2003 года. Удивительно, что судьба привела нас в США из разных стран *, с разницей в один год, в один и тот же город (Арвада, штат Колорадо), в десяти минутах езды друг от друга. Я очень благодарен этим людям, которые помогли мне войти в это новое для меня поле деятельности — мир художественных ножей.

* Примечание редакции: Оуэн Вуд эмигрировал в США из ЮАР в 1999 году, а несколько лет назад он переехал из Арвады в город Абилин (штат Техас).

 

Первый нож от Дика Ходжсона с гравировкой Амаяка Степаняна. 2002 год.
Первый нож от Дика Ходжсона с гравировкой Амаяка Степаняна, 2002 год

 

Впоследствии вы перешли от создания гравировки на изделиях других мастеров к созданию собственных кастомных ножей, чтобы делать гравировку на них. У вас ушло несколько лет для того чтобы освоить это новое для вас ремесло. Но теперь вы создаете и ножи, и гравировку на них, что позволяет вам реализовывать дизайн-проекты художественных ножей целиком. Каковы ваши дальнейшие творческие планы в настоящее время?

На самом деле мне не пришлось осваивать новое ремесло, чтобы создавать авторские ножи. Я был готов к этому гораздо раньше, но разные обстоятельства препятствовали этому, в том числе сотрудничество с Оуэном Вудом и другими мастерами. Но в один прекрасный день мне удалось наконец-таки приступить к проектам, о которых я давно мечтал. При разработке дизайнов авторских ножей, я использовал элементы рельефного гравирования, в стиле которого я обычно работаю. Главной целью для меня было чтобы мои ножи отличались своей индивидуальностью от ножей других мастеров. Мой опыт работы с часами, работа на «Русском Сувенире», где я освоил металлообработку, послужили мне хорошим подспорьем в изготовлении ножей. Надеюсь, что мои авторские ножи «Little Orca» и «Phoenix» (Феникс) — прямое доказательство этого. И, конечно же, мои дальнейшие творческие планы — уделить как можно больше времени созданию новых авторских художественных ножей.

 

Художественные ножи Амаяка Степаняна Phoenix (слева) и Little Orca (справа). Фотоиллюстрации созданы известным итальянским ножевым фотографом Франческо Паки
Художественные ножи Амаяка Степаняна: Phoenix (слева) и Little Orca (справа). Фото созданы известным итальянским ножевым фотографом Франческо Паки.

 

Вы решили создать собственный узнаваемый стиль гравировки и смогли добиться этой цели. Тем не менее, что является для вас источником вдохновения при создании ножей и гравировки на них в настоящее время? У вас есть какие-то любимые темы, сюжеты или художественные стили?

Мое стремление создавать что-то новое, не похожее на то, что уже создано другими, всегда вдохновляет меня. Окружающая меня природа является очень важным источником моего вдохновения. Невозможно пройти мимо грациозной цапли, не полюбоваться облаками необычайной формы, необыкновенной красотой заката на фоне гор… Я восхищаюсь искусством японских мастеров и художников. Меня привлекает океаническая тема, которую я собираюсь больше использовать в своей дальнейшей работе.

 

Складные ножи от известных мастеров с гравировкой по металлу работы Амаяка Степаняна. Авторство ножей (сверху -вниз): 1 — Дик Ходжсон. 2 — Скотт Соби. 3 — Оуэн Вуд. 4 — Уоррен Осборн. 5 — Том Оверейндер.
Складные ножи от известных мастеров с гравировкой по металлу работы Амаяка Степаняна, авторы: 1) Дик Ходжсон, 2) Скотт Соби, 3) Оуэн Вуд, 4) Уоррен Осборн, 5) Том Оверейндер

 

Вы создаете дизайн-проекты новых моделей своих ножей классическим способом, то есть рисуя их эскизы на бумаге, или используете для этого современные графические компьютерные программы?

Я пользуюсь исключительно классическим способом, рисуя эскизы на бумаге. Обычно я рисую несколько эскизов, а затем выбираю наиболее удачный эскиз для моего проекта. Мой метод — не стирать то, что не понравилось, а рисовать рядом другой эскиз, а потом еще один. Сравнивая несколько эскизов, можно легко выбирать наиболее удачный из них.

 

Эскизы ножей «Phoenix» и «Little Orca» Амаяка Степаняна.
Эскизы ножей Phoenix и Little Orca Амаяка Степаняна.

 

Работа каких современных граверов по металлу и ножеделов вам нравится? Вы могли бы назвать несколько фамилий?

В мире сейчас очень много талантливых граверов и ножевых мастеров. Некоторых из них я знаю лично, и их работы восхищают меня. Но я хочу назвать тех, с кем я долгие годы сотрудничаю. Кто, как не я, который гравировал их ножи долгое время, может оценить их работу по достоинству. Эти ножевые мастера высочайшего класса — Оуэн Вуд и Том Оверейндер. Есть еще двое мастеров, выделяющихся своей абсолютной оригинальностью — Джим Келсо и Юрген Штейнау. Я очень горжусь дружбой со всеми этими четырьмя выдающимися мастерами, которая продолжается долгие годы.

 

Художественный складной нож «Статуя Свободы» (Lady Liberty)
Художественный складной нож «Статуя Свободы» (Lady Liberty), созданный Томом Оверейндером по дизайну Амаяка Степаняна. Гравировка — Амаяк Степанян. Фото — Франческо Паки.

 

Художественный складной нож «Наутилус» (Nautilus)
Художественный складной нож «Наутилус» (Nautilus), созданный Томом Оверейндером по дизайну Амаяка Степаняна. Гравировка — Амаяк Степанян. Фото — Франческо Паки.

 

Какие советы вы могли бы дать начинающим мастерам — граверам по металлу и ножеделам?

Помните, что все что все, чтобы вы ни делали, изготовление ножей или гравирование, основой всему является оригинальный дизайн. Поэтому уделяйте как можно больше внимания рисованию и композиции. Даже исключительная работа не скроет неудачный дизайн.

 

Мастерская Амаяка Степаняна.
Мастерская Амаяка Степаняна

Интервью подготовил Сергей Грачев
© Rezat.Ru, 2020

 

Последние статьи в этом разделе:
18.07.20     Эксклюзивное интервью с Дмитрием Стрельцовым
10.07.20     Эксклюзивное интервью с Сергеем Широгоровым
09.07.20     Марчелло Гарау: «Я влюбился в дамаск с тех пор, как впервые увидел его в журнале»
18.06.20     Влад Матвеев: «Я хочу придумать что-то новое, удивлять, сделать то, что еще не было сделано в мире».
Все статьи
Напишите свой отзыв, он может помочь кому-то сделать выбор. Спасибо, что делитесь опытом!
X
1 Ужасно 2 3 4 5 Отлично
Отправить
Всего 2 отзыва
5
Для расчета рейтинга используются оценки в отзывах. Оставьте свой отзыв
Константин
07.10.20
отличная познавательная статья
Наталья
26.09.20
Очень интересная статья, красивые ножи!
Всего 2 отзыва
5
Для расчета рейтинга используются оценки в отзывах. Оставьте свой отзыв
Константин
07.10.20
отличная познавательная статья
Наталья
26.09.20
Очень интересная статья, красивые ножи!