Эксклюзивное интервью с Дмитрием Стрельцовым

Сегодня у нас в гостях основатель компании Streltsov P&A, мастер, создающий уникальные по технологии обработки и красоте предметы из титана, и просто интересный человек — Дмитрий Стрельцов!

 

Дмитрий Стрельцов

 

Первый вопрос — традиционный: расскажите, буквально в нескольких словах, как складывался ваш жизненный путь и как вы пришли к сегодняшнему своему творчеству?

Вообще я никогда не имел никакого отношения к металлообработке, так получилось до какого-то времени… Я филолог по образованию, закончил журфак, достаточно много работал по специальности. Я не буду говорить, что эта работа была прямо очень успешной, но к тридцати годам я полностью реализовался в своей профессии, занимаясь печатной журналистикой, и к этому возрасту понял, что достиг практически всего, чего хотел достичь, и дальше меня ждет только повторение, и нужно искать что-то новое. Поскольку залезать в какую-то абсолютно другую, отличную от моих жизненных интересов сферу было тяжело, как тогда мне казалось, я начал с того, что было ближе — рекламно-маркетингового рынка. Я начал заниматься корпоративной сувениркой и поставкой всего этого «рекламного безобразия» для разных клиентов на протяжении какого-то времени. И как-то раз поймал себя на мысли, что мы занимаемся торговлей китайским пластиком, что не всегда интересно нашей аудитории, и можно попытаться создать что-то другое. Ну, а дальше произошло все так, как обычно бывает: произошло несколько случайностей, которые привели к тому, что вызрела некая идея, и эту идею нужно было реализовывать. Вот так, не имея никакого представления ни о металлообработке, ни о чем-то подобном, я во все это, что называется, залез. Чтобы было понятно, на каком уровне все начиналось, первый эскиз, который был рожден, имел изображение и на нем стояло два размера, и я носился с ним по всяким разным производствам, искренне считая, что у меня в руках чертеж, и не понимал, почему надо мною ржут люди, которые непосредственно работают за станками.

 

Легенда СВД
Титановая ручка Streltsov P&A «Легенда СВД» матовая

 

Весьма забавно… Расскажите об особенностях работы с титаном, в общих чертах, о сложных и «узких» моментах, чтобы раскрыть уровень ваших работ и осветить сложности в ней. Это интересная темя для наших читателей. Ваша технология работы с титаном уникальна, а многие обыватели думают: да что там, плевое дело! Вот как с ножами от Широгорова или Seraphim Knives: видят нож и возмущаются, что ценник не три копейки. Потому что не видят всей сложности и технологичности — приходится пояснять.

Сложность работы с титаном заключается в том, что с ним не работают традиционные для ювелирного рынка технологии, к которым привыкли все мастера. Это не серебро, не золото, это не сплавы меди, с которыми все ясно: многотысячелетняя история человечества в отношении этих материалов уже всем все показала и всех всему научила. Сейчас в именно эту сферу тяжело что-то добавить. Титан же на рынке появился не очень давно, если смотреть с точки зрения истории, это во-первых. Во-вторых, он не воспринимался и до сих пор не воспринимается на рынке в качестве ювелирного металла, хотя в этом смысле его потенциал очень большой. С титаном плюс-минус умеют работать, как с конструкционным материалом: в промышленности, строительстве, в других сферах. Но раньше никогда не занимались ювелирной обработкой титана. Отсюда и произошло какое-то огромное количество стереотипов, связанных с работой с титаном. Мне говорили, что титан не полируется, а на самом деле он отлично полируется.Говорили, что на нем невозможно получить черный цвет — на самом деле можно получить, причем даже в рамках не одной, а нескольких технологий. И прочие вот такие подобные вещи.

В чем-то такое непонимание особенностей титана работает в плюс, потому что все привыкли к тому, что титан — это круто. И поэтому, когда ты говоришь, что предмет сделан из титана, его априори воспринимают хорошо. Но периодически приходится сталкиваться с различными мифами и стереотипами, связанными с титаном. И часть из них приходится опровергать, чтобы люди не были разочарованы каким-то результатом. Например: все привыкли к тому, что титан очень прочный материал, не вполне понимая при этом, что прочность титана связана не с его твердостью, а с его вязкостью. Говорят: титан же поцарапать невозможно! А на самом деле титан вполне легко царапается, потому что он достаточно мягкий. Он ломается крайне сложно, потому что титан вязкий. И поэтому, работая с клиентами, приходится довольно часто говорить, чего ждать от изделия, а чего от него ждать не стоит. Понимаете, по прошествии 11 лет все достаточно просто, все достаточно понятно. Это опыт. А чтобы было понятно рядовым пользователям, вашим клиентам и читателям, я думаю, стоит указать, что титан — это материал, с которым не получается работать традиционными способами. Поэтому очень многие вещи приходится изобретать заново. Ну вот, на простом примере: работа с серебром или с золотом — это в основном работа с литьем. Титановое литье возможно, но оно практически недоступно на российском рынке. Те вещи, которые у нас сделаны в литье, они все были пролиты в Японии. Я очень надеюсь, что в ближайшее время эта ситуация изменится в лучшую сторону, потому что, когда мы искали литейку по титану, все что мы смогли найти в России (а у нас есть большие производства, большие комбинаты, выполняющие титановое литье), — это производства, которые берутся отлить титановые детали объемом от 2–3 килограммов. Как вы понимаете, это совершенно не наши объемы.

 

Ас Драккар
Титановая ручка Streltsov P&A «Ас Драккар»,дамаскаж (метод художественного травления), оксидировние

 

У вас безумно интересные, эффектные модели ручек, темлячных бусин. Где, в чем вы черпаете вдохновение, откуда эти потрясающие образы?

Работа с образами? Как сказать… так или иначе большинство образов возникают у меня в голове, с этим ничего нельзя поделать. В чем-то это плюс, в чем-то это минус, иметь хорошую фантазию. Тут основная сложность только в одном: насколько то, что кажется интересным тебе, сможет оказаться интересным твоим покупателям. Но, ища ответ на этот вопрос я понял только одно: так или иначе при моих объемах производства, то, что я делаю — это штучные вещи, либо очень близкие к этому понятию предметы. Учитывая то, что нас на земле семь миллиардов, я уверен, что люди, которым «зайдет» моя фантазия, мое видение, все равно найдутся (смеется). Поэтому, наверное, для меня нет смысла идти на какие-то компромиссы и просчитывать, что будет продаваться здесь и сейчас. Это, наверное, правильно с точки зрения ведения бизнеса, но не совсем честно с точки зрения своей жизни. А нужно делать ровно то, что вызывает у тебя самого наибольший резонанс, то, что тебе хочется делать. И, видимо, эта стратегия срабатывает, потому что получаются более живые, более яркие и даже в чем-то провокативные вещи. Это с одной стороны. А с другой… это похоже на то, как ты видишь где-то в галереях, инстаграме, других местах работы какого-то художника, тебе они нравятся, ты ими восхищаешься. Сразу. А потом проходит полгода-год, и ты начинаешь понимать, что все это время ты смотрел на одно и то же. То есть, все здорово, все хорошо, но человек нашел одну-две-три фишки и до бесконечности их использует. Я пытался, пытаюсь и буду пытаться с этим каким-то образом бороться. Именно поэтому у меня достаточно много коллабораций с другими художниками, с другими мастерами. Просто для того, чтобы размывать свой взгляд, а не «сесть» на эти три-четыре-пять фишек и не копировать их до бесконечности.

Еще один момент, который влияет на конечный результат — это особенности технологий, до которых получается добраться. Как я сказал ранее, когда я только начинал работать с титаном, я не очень хорошо понимал, что делаю, и шел по пути наименьшего сопротивления, все максимально упрощая. Но со временем я начал работать с более сложными технологиями, способами, которые позволили открывать различные фишки, особенности, использовать какие-то производственные процессы, которые помогают достигать других результатов. И каждое новое технологическое решение, которое оказывается в твоем арсенале, оно приводит к бурлению мысли, переосмыслению каких-то существующих моделей, нюансов этих моделей и таким образом это живет и меняется, и это — самое интересное, что есть в моей работе.

 

Ас Джокер
Эксклюзивная титановая ручка «Ас» с гравировкой «Джокер»

 

Какое количество моделей сейчас в вашем каталоге?

В настоящий момент, если мы говорим о ручках, то существует 10–11 самостоятельных моделей (в данном случае я говорю о геометрии), каждая из которых может быть выполнена в бесконечном количестве вариантов. Изначально я хотел сосредоточиться на нескольких моделях, с абсолютно «откатанными» образами и особенностями, и делать только такие ручки. Но со временем я понял, что люди покупают мои ручки потому, что они отличаются от того, что можно приобрести в магазинах. Они все разные, особенные. И поэтому есть смысл делать не абсолютно идентичные, выверенные вещи, а создавать чуть более смелые, чуть более неоднозначные, но делать их в количестве 1-2-3-4-5 штук. Так возникают модификации, которых на сегодня порядка 100–150. Но существуют еще и прототипы, и лимитированные серии, поэтому в абсолютном числе всего этого значительно больше.

Как часто появляются новые модели?

Новые модели появляются где-то раз в год, но тут возникает вопрос: что считать новой моделью? Очень часто я беру готовую модель и полностью ее перерабатываю. Да, она остается на рынке под существующим именем, но она уже абсолютно не похожа на то, что было два или три года назад. Поэтому, не только появляются новые модели, но и появляются видоизмененные (а эти изменения идут постоянно). И следует ли считать полностью переработанные модели новыми? Вот Бог его знает…

 

Хитори Лэйк
Эксклюзивная перьевая титановая ручка «Хитори Лэйк» с гравировкой

 

Каков процент ручного труда в вашем производстве?

Вот именно этот вопрос самый неоднозначный и провокативный, и вот почему: некоторые считают, что наша работа абсолютно механизирована, и привезя, условно, машину титана, мы загружаем его в какой-то бункер, нажимаем четыре кнопки и на выходе к нам в руки вылетают уже готовые ручки, возможно, уже с интегрированными стержнями. Ну да, смешно. Но именно так думает определенное количество людей. А ведь все совершенно не так. На каждом этапе производства ручки проходят через руки (вот такой каламбур). Всевозможные сверловки, подгонки, полировки… Вот как оценить такой труд? Это ручной труд с использованием различного станочного парка и различных технологий металлообработки. Добавим к этому ручную гибку клипс, шлифовку, полировку, химобработку — все выполняется с использованием ручного труда. То же самое касается и гравировок. Я много работаю с лазером. Но поймите, у этого аппарата нет кнопки «сделать идеально». Чтобы получить хороший результат, нужно работать и работать, экспериментировать и экспериментировать. Посмотрите на наши цветные ручки — в их производстве еще больше нюансов и техник, операций, которые необходимо последовательно выполнить. Ручной это труд или нет? Вам судить…

Чего вам не хватает в вашей работе?

Я часто ловлю себя на мысли, что мне в каких-то моментах не хватает именно профильного художественного образования. С одной стороны, его отсутствие играет в плюс, ведь меня не учили каким-то ювелирным приемам, и я не знаю, что можно, а что нельзя, я просто что-то беру и делаю, и получаю порой неожиданные результаты. Например, мы совершенно не так, как принято, сделали титановый бисмарк, чем повергли в полное удивление мастеров классической ювелирки. Но при этом я понимаю, что часть вещей, которые реализуются, они реализуются интуитивно, и настоящей базы банально не хватает. И вопрос получения какого-то художественного образования остается актуальным.

 

Дмитрий Стрельцов

 

Что или кто вам помогает, поддерживает?

Мне всегда везло на людей. Я не устаю всегда это говорить, не боясь сглазить. Когда все это только затевалось, я сидел и «точил» ручки из титана, пытаясь конкурировать с «Паркером», находилось много людей, которые считали это идиотизмом. Но даже тогда находились люди, которые говорили, что нужно просто брать и пытаться, делать, не опускать руки. Я взял, попытался, сделал. А дальше скепсис по поводу моего творчества закончился и да, началась поддержка. Я очень благодарен коллегам, которые в трудные, проблемные моменты мне помогали, подсказывали, как решить тот или иной технологический вопрос. Со своей стороны, я поступаю абсолютно так же, никогда не отказываю. Я считаю, что на этом рынке нас очень мало, и не стоит прятать какие-то секреты, не делиться особенностями работы. Нужно двигать то, что мы делаем, и двигать вперед ту общую сферу, в которой мы работаем. Так что вот так: близкие, друзья, коллеги по цеху.

Есть ли среди ваших работ самая любимая, самая дорогая для вас?

Наверное, нет, такого не может быть… Во-первых, есть разные сегменты, предметы из которых некорректно сравнивать. Во-вторых, заканчивая работу над каким-то предметом, ты уже понимаешь, что мог сделать его лучше, потому что в процессе работы ты уже успел понять что-то дополнительно, или что-то придумал. Наверное, можно говорить о тех вещах, которые можно выделить, но не о тех, которые являются моей безусловной персональной ценностью. Но все равно, это не один предмет, и отношение к нему не совсем такое, как прозвучало в вопросе.

Титановые ручки от Стрельцова — это пишущий инструмент, эффектный аксессуар или предмет коллекционирования? Что вы поставите на первый план?

Вы знаете, я прошел все эти направления в своей работе. Сперва я несколько лет пытался делать канцелярию, затем мне немного открыли глаза на то, что я делаю именно статусные вещи, и мне нужно их и подавать как статусные, не пытаться делать их проще и дешевле, а наоборот — делать сложнее и дороже, потому что их покупают ровно за это. Сейчас же я занимаюсь тем, что делаю предметы коллекционирования. Хотя я считал, считаю и продолжаю считать, что предмет обязательно должен выполнять ту функцию, которая на него возложена. Это значит, что моими ручками, какими бы дорогими и художественно выполненными они ни были, можно и нужно писать.

 

Цеппелин
Эксклюзивная ручка из тимаскуса «Цеппелин»

 

Подозреваю, что у вас весьма плотный график и высокая загруженность. Как и где вы отдыхаете?

В тот момент, когда вы начинаете заниматься своим делом, тем, в которое вкладываете душу, у вас исчезает грань между буднями и выходными. Ты можешь улететь в отпуск, где к тебе придет какая-то офигенная идея. Соответственно, ты садишься и рисуешь. И вот, в этот момент это работа или отдых? Или, находясь в отпуске, я провожу массу времени в посещении музеев, где ищу новые образы и решения, насколько это отдых? Поэтому, границы между работой и отдыхом нет, она максимально стерлась. Но это не плюс. Я стал это понимать в последние годы, и с этим нужно что-то делать. В противном случае можно столкнуться с выгоранием, усталостью и апатией. Особенно под влиянием внешних факторов: нестабильность рынка, пандемия, прочие неприятные моменты, которых невозможно избежать. Нужно как-то начать выделять время на отдых. Пока я вижу это так: поработав 2–3 месяца нужно куда-то хоть ненадолго, на 4–5 дней улетать. Просто для того, чтобы переключиться. Это и расслабляет, и улучшает эффективность работы, увеличивает ее КПД. Это то, с чем я столкнулся.

Есть ли у вас мечта, связанная с творчеством?

Наверное, это мечта сформировать на каком-то этапе свою эстетику, сделать так, чтобы те вещи, которые я создаю, читались, как именно мои вещи. На сегодняшний день я не могу сказать, что это у меня получается. У меня есть собственный стиль, но я еще не в конце пути.

Есть ли среди ваших клиентов известные публичные личности? Например, ножи от Клаудио Рибони есть у арабского шейха и нескольких итальянских футболистов мирового уровня, а нож от «Северной Короны» был замечен на ремне у нашего президента. Возможно, и среди ваших клиентов есть кто-то особенный?

Знаете, общение со старшими коллегами научило тому, что нельзя говорить о том, у кого есть твои вещи. Да, среди моих клиентов есть достаточно известные люди, но я хотел бы избежать ответа на этот вопрос.

Поделитесь, пожалуйста, творческими планами на будущее.

В планах максимально правильно выстроить позиционирование разных направлений своей деятельности. Это необходимо, чтобы добиться максимального результата, максимальной реализации, чтобы не метаться, не разрываться между этими направлениями. Возможно, я откажусь от чего-то лишнего, за счет чего я смогу довести оставшееся до идеала. Это как раз к вопросу о формировании собственной эстетики.

 

Дмитрий Стрельцов

 

Вы можете дать какой-то совет, рекомендацию владельцам вашей продукции — по использованию, уходу и т. д. Если такие, конечно, существуют.

Я думаю, нужно помнить, что чем тоньше художественная вещь, тем более хрупкой она является. Например, разукрашенные и разгравированные вещи не всегда успешно переживают путешествие в одном кармане с ключами. Я, безусловно, стараюсь, чтобы то, что я выпускаю, служило не год, а 30-40-50 лет, я работаю над этим. Поэтому, совет — просто использовать разумно. Ну и помнить, что цвет на титане — это оксидные пленки, которые могут затираться, если их активно тереть. Мы работаем и в этом направлении, стараемся сделать покрытия прочнее, чем это было 5–7 лет назад. Но… просто будьте немного аккуратнее.

Спасибо за интересную беседу и успехов вам в вашем творчестве!

Интервью подготовил Геннадий Стороженко
© Rezat.Ru, 2020

Последние статьи в этом разделе:
10.07.20     Эксклюзивное интервью с Сергеем Широгоровым
09.07.20     Марчелло Гарау: «Я влюбился в дамаск с тех пор, как впервые увидел его в журнале»
18.06.20     Влад Матвеев: «Я хочу придумать что-то новое, удивлять, сделать то, что еще не было сделано в мире».
16.06.20     Пекка Туоминен: «Если вы хотите работать найфмейкером на полную ставку, то вам потребуется страсть».
Все статьи
Напишите свой отзыв, он может помочь кому-то сделать выбор. Спасибо, что делитесь опытом!
X
1 Ужасно 2 3 4 5 Отлично
Отправить
К сожалению, отзывов пока нет. Будьте первым, кто напишет его.
К сожалению, отзывов пока нет. Будьте первым, кто напишет его.