Беседы с Алленом Элишевицем. Часть I

|besedy_s_allenom_elishevitsem_chast_i

Уважаемые посетители нашего сайта! Сегодня мы представляем долгожданное эксклюзивное интервью с Алленом Элишевицем специально для Rezat.Ru. Так как мистер Аллен — очень занятой человек, не имеющий возможности выделить сразу много времени на общение, мы разбили нашу беседу на несколько частей. С первой частью вы можете ознакомиться уже сегодня!

Добрый день, Аллен, спасибо за то, что согласились уделить нам немного своего времени. Клиенты магазина Rezat.Ru внимательно следят за вашим творчеством, и многие хотели бы задать вам вопросы о вашей жизни, работе, мировоззрении и так далее. Именно эти вопросы и составили основу для сегодняшнего интервью.

Скажите, почему именно ножи? Как вы пришли к найфмейкерству, и что послужило толчком к этому?

Я всегда интересовался различным оружием (и не только ножами), а также боевыми единоборствами, еще с детства. Возможно, этот интерес объясняется тем, что я жил в Юго-Восточной Азии. Боевые искусства там очень распространенное явление, это можно увидеть в культуре народов, быту и на телевидении. Так проявился и интерес к ножам.


Black Dolphin/White Swan

Был ли ваш выбор профессии обдуманным или сиюминутным, душевным порывом?

Это был осознанный выбор. Я с детства изготавливал различное оружие для тренировок из дерева или из металла, который смог найти. Обычно я делал мечи или иное традиционное оружие для занятий боевыми искусствами, но не ножи. В то время, когда я жил в Таиланде (на то время мне было 18 лет), у меня появился интерес к ножам. Я создавал модели ножей и обращался с этими моделями к местным производителям. А когда я вернулся в США, я попробовал обратиться с заказами к производителям ножей в Далласе. Это были талантливые специалисты, но они не смогли воплотить в реальность мои идеи, задумки и особенно детали, которым я уделял большое внимание. Вот поэтому я и стал делать ножи сам: чтобы достичь поставленных задач, целей.

Существует афоризм, приписываемый Фердинанду Порше: «Если хочешь что-то сделать хорошо, сделай это сам». Похоже, это был ваш случай?

Именно так.


Stryker

Вы длительное время занимались различными видами единоборств и даже два раза становились чемпионом по тайскому боксу. Как вам удается совмещать работу ножевого дизайнера и такое серьезное увлечение единоборствами, ведь и то, и другое требует очень много времени?

Я не знаю, кто и когда пустил этот слух, что я был чемпионом по тайскому боксу (смеется). Я много занимался единоборствами, но мое увлечение никогда не имело профессионального или официального статуса, каких-либо регалий. Я начал заниматься боевыми искусствами за десять лет до того, как пришел в найфмейкинг. Я много путешествовал и тренировался: в Таиланде, Тайване, Греции, США. Я хотел бы работать в своем ножевом магазине днем и заниматься единоборствами в ночное или вечернее время. Но не все и не всегда получается. В течение последних десяти лет мои занятия боевыми искусствами не были непрерывными и постоянными, потому что я много времени проводил в магазине и в мастерской. Кроме того, возраст при занятии единоборствами имеет большое значение, иногда решающее. Не так давно я получил серьезные травмы во время занятий. Десять лет назад такого бы не случилось.


Нож M2

Когда вы создали свой первый нож, и каким он был?

Я сделал свой первый нож в 1987 году. Это был кинжал из углеродистой стали с черной рукояткой из микарты. Также в то время я сделал большой нож типа «боуи». Позже я стал делать тактические ножи, все они были фикседами. Моим первым складным ножом стал балисонг. Эту «бабочку» я изготовил в 1988 году.

Вы постигали искусство ножевого мастера легко или возникали какие-то трудности?

В восьмидесятых годах не было ни интернета, ни ножевых школ, очень редки были книги о ножах и ножевом производстве, так что я определял свой путь ножедела сам. Я посетил несколько магазинов ножевых производителей, но это было просто посещение, визуальный контакт с готовыми изделиями. Я никогда не видел, как и какими инструментами они делают ножи. Так что весь мой опыт был получен самостоятельно, и это не было простым делом.


Pirate

Сколько времени вам лично потребовалось, чтобы достичь уровня ножевого мастера? Когда вы сами осознали, что достигли этого уровня?

Как я уже сказал, мой путь найфмейкера был начат в 1987 году. Я был практически никем — просто парнем, который делает ножи, что периодически выставляются на местных оружейных выставках. Примерно в 1992 году мое имя получило известность. Это случилось благодаря моей дружбе с одним из редакторов профильного журнала, который увидел во мне потенциал. Он понял мое видение проектирования и изготовления ножей. Оно отличалось от общепринятого, классического на тот момент. Большинство тактических и боевых ножей в то время изготавливались производителями, не имевшими никаких познаний в области ножевого боя, в сфере практического применения этих моделей. А ведь там много нюансов. И тут в ножевой мир приходит «младенец», новичок, который имеет пятнадцатилетний опыт обучения боевым искусствам и знает в этой сфере все, от «А» до «Я». Мои проекты и подход к найфмейкингу сильно выделялись в то время, и очень здорово, что редактор это заметил. Он начал писать обо мне и моих работах. Вскоре и другие журналы написали обо мне. Далее я стал путешествовать, много ездил за пределы Техаса, принимал участие в ножевых шоу. А потом меня пригласили в компанию Benchmade в качестве дизайнера. Все эти события произошли в начале девяностых и совокупно они привели меня на вершину.

Брали ли вы пример с кого-то из найфмейкеров или прокладывали свой собственный путь в ножевом дизайне, не имея авторитетов?

Были некоторые дизайнеры, мастера, чьим вкладом в развитие ножевой промышленности я восхищался. Они определили тенденции в области конструкций, механизмов, используемых материалов и общих принципов. Это Боб Терлуоза, Майкл Уокер, Говард Виле и другие. Однако я никогда не встречался с ними до того, как сам стал настоящим ножевым мастером. На это потребовалось, где-то пятнадцать лет занятия найфмейкингом.

Кого из современных найфмейкеров вы бы выделили как мастера первой величины?

Это сложный вопрос для меня, потому что не так много мастеров первой величины, которые являются настоящими большими мастерами, ведь я не считаю таковыми тех, кто создает все на станке с ЧПУ — это не настоящее мастерство. Сегодня большинство моделей создаются именно так, с помощью компьютеризированных станков. И мы теряем смысл истинного мастерства, теряем людей, которые могут создавать что-то по-настоящему достойное своими руками. Таким образом, мое определение истинного великого мастера — это человек, который может создать практически все вручную, и его работа имеет хороший баланс функциональности, надежности, дизайна и красоты всех решений. К таким людям я причисляю Майкла Уокера, Оуэна Вуда, Юргена Стейна. Они — большие мастера.

Что вам помогает в вашей работе и что мешает?

Для того чтобы ответить на первую часть этого вопроса, я должен сперва ответить на вторую, относительно того, что мешает мне в моей работе — это быть умственно и физически истощенным, потому что я работаю каждый день. Я могу работать каждый день в течение нескольких месяцев без перерыва. Это происходит из-за бесконечных заказов, множества людей, приходящих в мой магазин. И это то, что является главной преградой в работе, как бы парадоксально это ни звучало. Если бы я имел возможность находиться во «внешнем мире», расслабляться, это делало бы меня и мою работу лучше. Если на меня нет никакого давления, нет сроков — я могу работать лучше и мыслить более ясно.


Phantom

Какими качествами, по вашему мнению, должен обладать ножевой дизайнер?

Никогда не выпадать из реальности в плане функциональности своих моделей. Я часто вижу много ножей, работ дизайнеров, которые обладают потрясающим экстерьером, но когда вы используете эти модели на практике, они работают не очень хорошо.

Ваши работы и ваше творчество были многократно оценены наградами и различными поощрениями. Какая из наград вам наиболее дорога?

Я не забочусь о наградах, так как на самом деле я никогда не создавал свои ножи для их получения. Что более полезно для меня — это коллекционеры ножей и их мнения о моих работах.


Necromonger

Какой нож, созданный вами на сегодняшний день, вы считаете самой значимой работой?

Мне повезло создать несколько моделей, которые стали своего рода поворотными, определяющими на этапах моей карьеры. Большинство ножевых мастеров имеют только одну такую модель или несколько, но у меня их было больше. Я думаю, ножи с уникальными и инновационным дизайном, которые я создал — это Phantom, Stryker, Pirate, M2, Necromonger, Black Dolphin/White Swan и так далее.

Продолжение следует…


Рубрика: Интервью



Последние статьи в этом разделе:


24.04.17     Майк Драпер: современные технологии помогают разрушить барьеры и стены, которые нас разъединяют

12.04.17     Майк Франклин: главное для найфмейкера — честность

26.02.17     Беседы с Алленом Элишевицем. Часть III

08.02.17     Беседы с Алленом Элишевицем. Часть II



Все статьи

Напишите свой отзыв

Имя *:
Контактные данные
(не будут показаны на странице)
:
Ваша оценка *:
Отлично
Хорошо
Нормально
Плохо
Ужасно
Ваш отзыв *:

Нет отзывов
Закрыть X Расширенный поиск
Цена:
Материал лезвия:
Производитель:
Длина лезвия:
от см.   до см.
Наличие:
Тип заточки:
Материал рукояти:
Тип клинка:
Тип замка:
с 9:00 до 21:00 ежедневно
Заказ: 8-495-545-47-37 8-800-555-04-37
phoneОбратный звонок
(бесплатно для регионов)
Корзина в корзине нет товаров
гипермаркет ножей
Вход в личный кабинет
Выберите город: не определён
Закрыть X
Ваш город?
На главную страницу Написать письмо